О семье Дедусенко и семьях, связанных с нею.
 Блог администратора сайта.
Главная | Блог | Регистрация Вход Приветствую Вас    Гость     Вторник, 21.11.2017,06:36

Меню сайта


Категории раздела

Политика и история [29]
Философия и религия [16]
Личное [16]
Биографии необычных людей языком блогера [15]
Всякое разное [14]


 Мои небеса


 Ночь во Львове


Главная » Статьи » Политика и история [ Добавить статью ]

Этническая история Галиции , как история ассимиляции Галицко-Волынского княжества католиками
В наши дни Галиция включает в себя три области Украины - Львовскую, Ивано-Франковскую и Тернопольскую. Вплоть до 1945 года в состав Галиции включались земли по течению реки Сян (или Сан) с городами Перемышлем и Ярославом (Надсянье), а также город Холм и окрестной Холмщиной. Общая площадь Галиции в современных границах - 50 тыс км2. Население - 5 млн человек.
 

      Почему эти галичане, заслужившие нелестное прозвище «галицаи», сами с гордостью называвшие свой основной город Львов «Бандерштадтом» (городом Бандеры), совершенно патологические русофобы ? Во-первых все начиналось с исторических мифов которые были навязаны доверчивым галичанам. Это в своей массе крестьяне и лохи, а многие и просто рогули.  Рогуль не синоним галичанина, но об этом по ссылке! 

 
 
     В древности эти земли населяли разные народы, в частности, родственные фракийцам карпы (от них происходит название Карпатских гор), кельты (вероятно, именно им обязано название города Галич, откуда и название всего региона). Вероятно, также от кельтского племени бойев (давших название Богемия, как ранее называлась Чехия), происходит название бойков - субэтнической группы местных русин. Но уже в начале нашей эры край становится славянским. Здесь были владения антов, дулебов, белых хорватов, образовавших свои племенные княжества. В X веке здесь упоминается город Червен (вероятно, столица края), почему и остальные города назывались Червенскими. В их число входили Луческ (Луцк), Сутейск, Броды и др. Кроме того, известны также города Белз и Перемышль. Вероятно, именно по Червенским городам образовалось название Червонная Русь.

      Червенские города находились на границе Руси и Польши и потому были предметом постоянных споров и военных столкновений. Русские летописцы отмечали, что Червенские города входили в состав единой Руси еще при Олеге Вещем (то есть в 882-912 гг), например, белые хорваты участвовали в походе Олега на Царьград, хотя организация центральной власти нам не известна. Польский король Мешко в 981 году захватил было Червенские города, но в уже в том же 981 г. их отвоевал киевский князь Владимир Святославич. Летописец кратко упомянул под 981 годом: «Иде Володимер к ляхомъ и зая грады ихъ: Перемышль, Червенъ и ины городы, иже суть до сего дне подъ Русь. Тогда же Владимир заложил чуть севернее, на современной Волыни, град «во имя свое», современный город Владимир-Волынский. Существует также рассказ об утверждении в новом городе в 982 году, то есть еще за 6 лет до крещения всей Руси, православной епархии. Из этого можно сделать вывод, что христианство, причем именно в восточном греческом варианте, уже проникло в эти края. Впрочем, поскольку земли местных восточных славян граничили с Великоморавской державой, где в конце IX века развернулась деятельность Кирилла, Мефодия и их сподвижников, то христианство вполне могло иметь последователей в будущей Галицкой земле еще в языческой период русской истории.


    



      Исторические мифы знают много удивительных вещей, которых не знает скучная наука история. Обыденную, неинтересную историю, которая встает со страниц исторических источников, мифы заменяют другой — красочной и увлекательной. В мифах дикие, вечно пьяные сволочи, презрительно названные «коровьими парнями» подонки американского общества, — они превращаются в бесконечно романтичное племя ковбоев. Грязь и кровь истребления индейцев — в увлекательное приключение.  Сволочная и кровавая работа шпиона — в приключения Штирлица и Д. Бонда. Возникают сословия, исторические события, целые профессии, которых никогда не существовало. Но с которыми жить увлекательнее! Так же расцвечивают мифы «неудобные» страницы национальной и государственной истории. Жутчайшие тираны вроде Чингисхана, Ивана IV и Сталина или мелкие гнусные мрази типа Мазепы и Бандеры превращаются в патриотических личностей и чуть ли не в ангелов небесных. 
     Со страниц многих и многих исторических сочинений сходят герои, которых никогда не существовало. И вся история выворачивается, делается из неудобной, «неправильной» — патриотической и ровной, «такой, как надо». В этой высосанной из пальца истории происходят как будто те же события, подписываются как будто те же договоры, грохочут те же сражения… Но только «вроде бы» — потому что в мифах все эти исторические события и деяния поданы не такими, какими они были, не так, как они состоялись, а в соответствии с волей заказчика. Вот что произошло с Галицко-Волынской летописью, например.

 
    

Понять, каким представлялся образ Русской земли в Галицко-Волынской летописи, сегодня достаточно важно. Дело в том, что в последние годы Галицко-Волынская летопись – этот уникальный памятник общерусского значения, создававшийся между 1246 и 1292 годами и охватывающий события почти целого столетия (1201–1292), – стала, к сожалению, знаменем воинствующих украинских националистов. Для них эта летопись – первый памятник украинской литературы (некоторые, пытаясь сделать корректными свои высказывания, говорят: староукраинской ).
      Объединителя Галицко-Волынской Руси князя Даниила пытаются сделать чуть ли не первым украинским властителем (то ли гетманом, то ли президентом), с особым удовольствием смакуют его унию с Римом (правда, еще вопрос, а была ли она в собственно церковном смысле) и стыдливо забывают упомянуть, что с Римом он разорвал вскоре после того, как получил корону от папы Иннокентия IV.Новые-старые комиссары из КП и СС    используют детскую наивность лохов-галичан, их огромнейшее желание (выросшее из рабской покорности) возвеличиться любым путем.
    Но авторы монумента«Король Данило», установленного на Галицкой площади г.Львова не купились на эту шумиху с коронацией. Вглядитесь в скульптуру (кликните по фото ) - на ней отсутствуют признаки королевской власти. Корону и надпись «КОРОЛЬ ДАНИЛО» поместили на подстаменте. И даже не высекли в граните, а сделали накладными. Авторы были хорошо проконсультированы историками и не хотели бы, чтобы при смене политического ветра их монументу «свинчивали голову и привинчивали другую».    При таком решении корону легко сменить например на княжеский шлем, а надпись «КОРОЛЬ» на надпись «КНЯЗЬ».
     Впрочем у львовян нет особого пиетета и к Даниле Галицкому.Когда назначается встреча у памятника королю Даниле,то говорят: "Встретимся у Коня".    Вот этот конь на фоне рекламы пива. Кстати пиво во Львове начали варить монахи- иезуиты в 1715 году с разрешения ясновельможного польского графа Станислава Потоцкого , а бренд «Львовское» получил статус торговой марки только в советский период !


 
    

     Михаил Грушевский в «Иллюстрированной истории Украины», после описания переговоров Галицкого князя с папским легатом сделал шикарнейшую сноску: «Про зносини папи з Романом (батьком Данила) не маємо сучасних звісток. Можливо, що такі зносини були, але чи Папа справді обіцяв Романові корону, не можемо знати».  Ссылка на статью об короне Данилы Галицкого здесь!   А ниже фантазии "свідомого" художника на эту тему.
 
 

    Историческая личность Галицкого князя представляется более трагической, чем героической. Не сумев сделать правильный цивилизационный выбор, он оказался, что называется, между молотом и наковальней. Сближаясь то с Западом, то с Востоком, он не увидел своего главного союзника – ту Русь, которая стала Великой и в состав которой вошла большая часть угнетавшей ее Орды. Возложив политические надежды на казавшуюся цивилизованной Европу, князь Даниил Галицкий был жестоко обманут.  Да, он сумел построить отдельное государство, но уже при его сыновьях и внуках оно рассыпалось. Оторвавшись от общей русской истории, он был обречен на политическое одиночество. 
     Католическая и протестантская Европа развязывала не одну войну против славян: шведы, французы (Наполеон), немцы (первая и вторая мировые войны),организовала Крестовые походы.Христиане-католики с изображением Иисуса на знамёнах, с крестами на спине и библией за пазухой — выкосили половину населения Европы,разрушили и ограбили православную Византию. Более 250 лет (1147-1411 годы) длились крестовые походы на порабощение мирных северных поселений славян: венеды, ободриды, прусы, жмудь, эсты, земгалы, куршамы, вармийцы, наттанги, ятвяги, барты, приграничные княжества Руси: Псковское княжество и западные земли Новгородской республики.  Вот в какой компании оказался Даниил и кому он отдал Червоную Русь.   

 

 


 
 
 Украинские "историки" которые все родом из КПСС , голословно утверждают, что Галицко-Волынская Русь в ΧΙΙΙ веке не имела ничего общего с прочими русскими землями, она-де – сама по себе.И действительно, начиная с ΧVI века, сначала поляки и униаты, а затем австрийцы, венгры и украинофилы пытались железом и кровью стереть с Галицко-Волынской земли всякие следы Православия и русскости, истребить самое имя Руси на этой многострадальной земле.  

И в какую страну попали русичи-русины? Каждый путешественник, объехавший страны Европы и побывавший в Польше, записывал в свой путевой дневник, что нигде не видал он такой нищеты, как в селах Литвы и Польши, и тут же, на тех же страницах неизменно добавлял, что нигде не видывал он житья пышнее и роскошнее, чем житье польских панов. Собольи шубы, украшенные золотыми пуговицами, сапфирами и бриллиантами; хрустальные кубки, оправленные в серебро; раззолоченные рукомойники; серебряные блюда; персидские и турецкие ковры; драгоценные вина, льющиеся рекой на каждом обеде, и слуги, слуги - по две, по три сотни слуг у каждого вельможного пана. Лакеи, кравчие, псари, повара, буфетчики, парикмахеры, экономы, дозорничьи, стольники, кучера... Слуг этих не назовешь дворней, а разве что двором, как слуг самого короля, потому что в лакеях и конюших у ясновельможного пана состоят не крепостные холопы Янек да Марынка, а благородные шляхтичи и шляхтянки...Вся эта алчная челядь жила на счет хлопского труда, хлопского пота, хлопской крови.Вот они на картине галицкого-польского художника Яна Матейко.

 

На протяжении столетий жизнь польского крестьянина в его родной стране была и в самом деле жизнью в аду. Он был нищ, забит и бесправен. Он ел кору и листья, он голодал - голодал в стране, которая была богаче хлебом, чем любая из европейских стран того времени. Просвещенные поляки, обученные пиитике и латыни, сами запечатлели портрет своей страны в выразительных латинских стихах:
 
Clarum regnum Polonorum  Est coelum nbitiorum  Et infernus rusticorum...

Славное царство польское - Это рай для дворянства  И ад для крестьян...



       Но если мы вглядимся в этот уникальный источник – Галицко-Волынскую летопись, то с удивлением увидим, что он, как и «Слово о полку Игореве», пронизан общерусским сознанием, болью за всю Русскую землю. Приведу цитату из "Слова о полку Игореве" . Там писано о Руси - "Земля Руская"! А в переводах пишут и Руська и Русская в зависимости от наречия. Шли русичи (не русины ,и не русские) и т.д.
«Галичкы Осмомысле Ярославе! Высоко седиши на своем златокованнем столе, подпер горы угорскыи своими железными полки, заступив королеви путь, затворив Дунаю ворота, меча бремены чрез облаки, суды рядя до Дуная. Грозы твоя по землям текут; отворяеши Киеву врата, стреляеши с отня злата стола салтани за землями. Стреляй, господине, Кончака, поганого кощея, за землю Рускую, за раны Игоревы, буего Святославлича!»
       Сам язык Галицко-Волынской летописи, при всех его особенностях, это тоже язык древнерусский. Лучшим доказательством того, что в сознании книжников, создававших Галицко-Волынскую летопись, Русская земля была единой, являются включенные в летопись повесть о битве при Калке, рассказ о нашествии Батыя на Северо-Восточную Русь и о героической защите ее городов – Рязани, Владимира, Козельска, та скорбь, которая ощущается в величественных и простых словах этих повествований. Вот цитата из этой летописи:
  «Тогда бо бѣахуть Мьстиславъ Романовичь в Кыевѣ, а Мьстиславъ в Козельскѣ и Черниговѣ, а Мьстиславъ Мьстиславичь в Галичѣ, то бо бѣаху старѣйшины в Руской земли»
      Это и приводимые ниже наблюдения показывают, что и в ΧΙΙΙ веке раздробленная, растерзанная и страдающая Русь была духовно единой, в первую очередь благодаря единой православной вере, которая во многом формировала общерусское сознание и образ единой Русской земли, завещанной потомкам, в том числе и нам с вами.

 


 
 
В XIV-XVI веках в галицкие города под польской короной устремились многочисленный торгово-ремесленный люд, быстро изменив этнически все городское население. Галиция стала самой восточным пределом немецкой колонизации востока. Еще польские короли в конце XII века приглашали к себе немецких колонистов, как на село, так и в города. Уже в первой четверти XV века в главном городе Русского воеводства - Львове, немцы составляли 70 % горожан, в других городах они также составляли большую часть населения. Немцы преобладали в ремесленных цехах Львова, из них же состоял и городской патрициат. Вот на снимке ниже барельеф Боимов у стен Латинского собора. Часовня была построена в начале XVII в. над фамильным склепом львовских патрициев Боимов. Видите -горожане одни немцы.Кликните на фото, что-бы лучше видеть! Вообще на все рисунки в посте нужно кликать мышкой!
 

    Еще одной категорией городских колонистов были прибывавшие в основном из Крыма армяне. Их появление во Львове относится уже к первым годам основания города. В 1350-х гг. львовские армяне построили существующую до сих пор церковь. С 1346 года во Львове существовал особый мусульманский («сарацинский») квартал. Мусульманами Галиции были в основном татары. Наконец, появилась и вскоре стала очень заметной еврейская община. Во Львове первые упоминания о евреях относятся к 1356 году. Уже в конце XIV века некий львовский еврей Волчко был кредитором нескольких королей. К 1500 году евреи жили в 18 городах Русского воеводства. Еще Казимир III даровал евреям многочисленные льготы и привилегии, что весьма способствовало быстрому росту еврейского населения в Галиции. Со временем евреев здесь стало так много, что Галицию стали называть Галилеей. Численность евреев росла из века в век, и ко второй половине XIX столетия евреи составляли уже больше 10 % всех жителей Галиции.
     Были в городах Галиции и выходцы их многих других стран Европы. Так, после пожара 1527 года восстанавливать Львов прибыли итальянские ремесленники, многие из которых остались жить в отстроенном ими городе. Известны также проживавшие во Львове шотландцы, что не удивительно в силу общих с галичанами предков-кельтов. Вот картина из жизни древних кельтов. Они очень похожи на гуцулов и лицами и бытом. На рисунке обратите внимание на кельтскую лиру. С подобными ходили по майданам украинские лирники.

 

Роднит Шотландию и Галицию и отношение к своему прошлому. Шотландский историк Том Дивайн думает, что в 1960-е, когда страна переживала экономический спад, а ее представление о самой себе менялось - от направленной наружу уверенности к внутреннему отчаянию. " В XVIII столетии Шотландия была одной из самых успешных малых стран мира. На каждом уровне империи шотландцы - военные, администраторы, учителя, интеллектуалы - были представлены более чем адекватно. Но с экономическим спадом можно говорить, что отношение страны к самой себе изменилось на самоуничижительное, мы стали думать, что несем тяжкое бремя, что мы просто плохи. И вышло, что несмотря на успехи, которые достигла страна, в 60-е и 70-е сложилось общее представление о том, что Шотландия - не страна-колонизатор, а колонизированная страна. В ХХ веке не публиковалось книг об участии шотландцев в гигантской Британской Империи, а это подтверждает, что страна скатилась к самоедству. Как и многие другие страны, Шотландия смотрит на свое прошлое через призму настоящего. Но странно при этом то, что прошлое в нынешней Шотландии служит не прославлению нации, а ее принижению” 
 
 
 
Русины всегда составляли во Львове меньшинство. В основном они жили на улице, которая называлась (и поныне называется) Русской. Начиная с падения Галицко-Волынского княжества на протяжении почти шести веков происходила полонизация части галичан. К моменту разделов Речи Посполитой ополячилась вся галицкая аристократия и значительная часть городского населения. Деревня же осталась верной своим исконным традициям и обрядной стороне религии. Если в землях прежнего Великого княжества Литовского католики (что, как отмечалось, означало их польскую самоидентичность) составляли хоть господствующее, но все же подавляющее меньшинство населения, то в Галиции ситуацию была значительно трагичнее. Здесь не было не казачества, ни близости Московского рубежа, ни даже степи, где могли укрыться недовольные, и поэтому всякое сопротивление религиозной и этнической ассимиляции было во много раз более трудным делом. И при этом полонизация началась здесь на три века раньше, чем в землях Великого княжества Литовского и века польско-католического господства наложили неизгладимый отпечаток на все стороны жизни галичан, что сказывается и в XXI веке.

Полонизация Галичины началась сразу после покорения края Казимиром III. Показательно, что хотя колонисты с католического Запада прибывали в Галицкое княжество еще за столетие до этого, при Данииле, но во Львове при занятии его поляками в 1349 году еще не было ни одного католического храма. Но сразу после покорения Галичины сюда двинулись католические миссионеры. Многие бояре оказались «совращены» в латинство, что, впрочем, объяснялось вполне земными причинами в виде желания заполучить привилегии польского панства. И уже в XV веке произошло окатоличивание практически всей местной русской аристократии. Гордые боярские роды с многовековой родословной, влились в ряды польской знати. Города с инонациональным населением окатоличились и ополячились значительно позднее аристократов. Только к концу XVII века города стали польскоязычными. Немецкое и армянское население окончательно влилось в число местных поляков. Разбогатевшие горожане нередко приобретали имения в деревне и превращались в шляхту. Вот гербы городов Галиции.

 


Русины, жившие в городах, занимали самую низкую социальную позицию, Современные украинские историки обычно приходят в экстаз, когда пишут про то, что города Галиции имели полное самоуправление на основании Магдебургского права. Однако они склонны умалчивать, что, в отличие от городов Великого княжества Литовского, (где католиков было мало, и городские свободы распространялись на всех свободных горожан), в Галиции городскими свободами пользовались только католики. Иначе говоря, русин (как и армянин, и еврей) мог стать полноправным горожанином только сменив веру. Понятно, что постепенно все больше и больше русин принимали католичество, вливаясь в ряды привилегированного городского слоя. Евреи продолжали исповедовать иудаизм и пользоваться в быту языком идиш, за что и поплатились в 1941-1944 годах. Из 100 000 львовских евреев в живых осталось только триста человек. Эти 300 спасшихся евреев были потомками Родов основателей Львова. Родов, в которых из поколение в поколение передавались сведения о подземном Львове, его храмах, схоронах и жилых помещениях. Там они жили всю оккупацию. Подробнее об начале этой истории по ссылке ! 

В  1648 и 1655 гг.  Львов дважды осаждал Богдан Хмельницкий. Однако львовское бюргерство совсем не симпатизировало мятежным «селюкам». Правда, и воевать бюргеры не хотели, поэтому Хмельницкий, взяв со Львова большую контрибуцию, удалился. Как видим, уже тогда существовала огромная разница между инонациональным городом и сельским населением края. Подобное положение просуществует до середины XX столетия. Упадок экономики и, соответственно, городской жизни в Польше в конце XVII и почти всего XVIII веков привел, парадоксальным образом, к окончательной полонизации городов Галиции, поскольку в приток новых жителей из деревни, который происходил бы в случае экономического развития ( что и произошло при Советах ), увеличил бы долю русин, что открыло бы возможность к рерусификации городов. Вот рисунок изображающий осаду Львова казаками.

 

Но застой городской жизни привел к закостенению и социальной, и этнической структуры населения галицийских городов. На протяжении трех веков, вплоть до конца XIX столетия, города Галиции представляли собой еврейские местечки с вкраплением польскоязычного католического населения. Сопротивление русинских крестьян, испытывавших жесточайший социальный гнет, наряду с национальным и религиозным, носило характер вооруженного разбоя. Уже в 1550-х гг. упоминаются действовавшие в Карпатских горах «опришки» - благородные разбойники, защищающие народ. Центром опришковства было Покутье - горная местность между реками Прут и Черемош, на стыке границ тогдашних Польши, Молдавии и Валахии, ныне - Коломыйский район Ивано-Франковской области. Опришки действовали вплоть до конца XVIII столетия, то есть три века!  Подобное явление не могло быть столь длительным, если бы испытывало поддержку местного населения. Самый знаменитый из опришков, память о котором доныне сохранилась в русинском фольклоре, Олекса Довбуш, был убит в 1745 году.
 

Нельзя не признать, что если в Галиции крепостной не мог укрыться в инонациональном городе, ему достаточно сложно было пробираться в Запорожскую Сечь, и в этих условиях опришковство стало действительно наиболее яркой формой борьбы за защиту русинского населения от последствий колонизации и крепостничества. Наиболее упорные и смелые галичане все же пробирались на Днепр к казакам. Галицкое происхождение имел знаменитый казачий атаман Петр Сагайдачный и Богдан Хмельницкий. Последствия двух процессов - колонизации и ассимиляции были для Галичины роковыми: местные русины лишились почти полностью своей элиты, поскольку боярство ополячилось, а городские слои состояли из иноземцев.


 
 
Русины, в основном крестьяне, в большинстве своем крепостные, и лишь небольшая часть низших слоев городского населения, могли опираться только на церковь. В действительности под этим упорным отстаиванием своей религии, "истинной веры", "веры отцов" от натиска католицизма и унии скрывалось отстаивание своей национальности, своей культуры и своего класса. "Бог сотворил попа для хлопа, - говорит тогдашняя польская поговорка, - а ксендза для пана". Всякий католик на Правобережной Украине был шляхтичем, поляком, помещиком. Всякий православный - крестьянином, украинцем, крепостным. Поляки - паны, магнаты, шляхтичи - прекрасно понимали политический смысл своей религиозной борьбы с украинским крестьянством. Недаром они именовали православие "московской" верою. Общность религии укрепляла давнюю экономическую и культурную связь украинского народа с русским. Эту связь поляки во что бы то ни стало стремились разрушить.
Польская шляхта быстро убедилась, что простым насилием сделать из украинского крестьянина католика ей не удастся. И вот изобретена была уния. Уния - это объединение католической религии с религией православной. Паны рассчитывали, что хлоп сначала перейдет в унию - благо по своим обрядам она мало чем отличается от православия, - а потом, постепенно, и добрым католиком станет.Потому католические иерархи всячески стремились подорвать влияние православной церкви. Королевские власти ввели множество оскорбительных для православных законов. Так, например, все православные должны были в обязательном порядке отмечать католические праздники. При судебных разбирательствах с католиками показания православных не принимались и считались недействительными. Православное духовенство должно было платить подушный налог, в отличие от полностью освобожденного от податей католического духовенства.

Королевские власти по совету иерархов католической церкви стремились подорвать православие тем, что на протяжении полутора веков не давали выбрать митрополита Галицкого, и тем самым рукополагать духовенство. Впрочем, православные получали посвящение от митрополита Молдавии. Курьезно, но находящаяся в зависимости от турецкого султана Молдавия оказалась борцом за права русин в Польше. Но раз среди прихожан уже почти не осталось более или менее состоятельных шляхтичей и горожан, православная церковь стала именно народной, имея поддержку среди масс забитых крестьян. Конечно, православные значительно преобладали численно. В середине XVI века в селах пропорция между православными храмами и католическими костелами составляла 15: 1. Другое дело, что православные приходы были бедными, порой один священник обслуживало несколько приходов. Вот как выглядели православные церкви.На фото русинская православная Церковь архистратига Михаила.

 

После Брестской унии  в Галиции началось навязывание униатства. Главную роль в борьбе против унии стали играть городские церковные братства из мирян, не подчиняющиеся местным церковным иерархам. Во Львове такое братство возникло в 1572 году, и 14 лет спустя получило от антиохийского патриарха Иоакима право патриаршей ставропигии, то есть независимость от местных церковных владык.  Львовское братство в 1585 году открыло свою школу, в котором преподавали и светские науки.  После приобретения типографского оборудования Ивана Федорова после его смерти , львовские братчики постановили  начать всестороннюю работу по обустройству собственной печатни (друкарни) и даже строить особый «дом на друкарню». За свою двухсотлетнюю историю с конца XVI в. до последней четверти XVIII в. типография Львовского братства выпустила по меньшей мере около 200 изданий на нескольких языках, набранных почти исключительно церковнославянским шрифтом. В большей части издания типографии Львовского братства – это богослужебные книги, довольно значительно число различных учебников и полемических сочинений. Все они приносили братству огромный доход, составлявший, например, в конце XVII в. до двадцати тысяч злотых ежегодно.
 

Львовские братчики имели солидный опыт борьбы за свои права с католическим большинством Львова. Не удивительно, что многие галичане возглавили борьбу против унии и на всей территории Малой Руси, находящейся под польским господством. Так, Елисей Плетенецкий из-под Львова возглавил Киево-Печерскую Лавру, неподчиненную униатскому митрополиту. Когда же униатские иерархи попытались сместить Плетенецкого, то весь православный Киев выступил в его защиту, а назначенного на его место униата утопили в Днепре.

Преподаватель Львовской братской школы, происходивший из мещан Белза, Лаврентий Зизаний в 1596 году издал азбуку и церковнославянскую грамматику. Среди наиболее известных православных публицистов, борющихся с унией, был афонский монах Иван Вишенский, происходивший из Судовой Вишни под Львовом. В 1620 году Иерусалимский патриарх установил новую православную иерархию, то главой всей церкви, не признающей унию, стал опять галичанин Иов Борецкий. Он был ректором Львовской братской школы, в 1615 г. переехал в Киев, возглавив теперь школу при основанном там братстве. В 1620 году Иов стал новым митрополитом Киевским, Галицким и всея Руси. Дважды Иов посылал в Москву посольства с просьбами о помощи, которая была так нужна в трудном деле борьбы с униатами и королевской властью за право существования православия в Речи Посполитой.Как видим, галицкое (и, шире, малороссийское православное духовенство) фактически признавало единство русского народа ! В 2008 году Украинская православная церковь Киевского патриархата канонизировала Борецкого в ранг святителя, замалчивая его роль в борьбе за единство Руси.

 

Но бурный подъем православного (что для тех времен означало также и этнического) пробуждения был недолгим. Кризис Речи Посполитой во второй половине XVII века привел к упадку городской жизни. В результате постепенно деятельность братств угасала. И униатство окончательно восторжествовало. В 1700 году львовский епископ Иосиф Шумлянский объявил о присоединении к унии (греко-католической церкви). Однако решительное сопротивление епископу оказали Львовское Успенское Ставропигийское братство и монастыри Галиции. Львовское братство продолжало борьбу с унией до 1708 г.

Добило братство разорение Львова войсками шведского короля Карла XII во время Северной войны. В 1704, во время Великой северной войны, город был захвачен и разграблен впервые за свою историю — армией шведского короля Карла XII. Одетый в мундир рядового солдата 23-летний король Швеции Карл XII во главе нескольких сот своих воинов достиг того, чего не удавалось на протяжении веков ( 400 лет Львов не брали) сделать сотням тысяч татар, турок, молдаван и казаков.Правда во Львове тогда было только 100 наемных солдат и ополчение из ремесленников. Нашлись и предатели,которую ночью открыли Босяцкую калитку в городской стене в этом месте, что на рисунке ниже.

 

Шведы не только разграбили Львов и перебили большое количество жителей, с особым рвением они расхищали золотую и серебряную церковную утварь, а из святых икон приспособились делать шахматные доски. Успенский собор, центр Братства, также был полностью разграблен шведами. Все золото с икон и золотая утварь было просто переплавлено культурными европейцами . В городе начался голод и мор. Многие братчики бежали тогда в Карпаты . Одно слабое утешение.Из колокольни Успенской церкви,башни Корнякта, православный защитник города попал из лука в шляпу шведского короля Карла XII. Если бы попал бы немного ниже, то спас бы Малороссию от разграбления шведами и сам Мазепа не умер бы от педикулеза.

    Мазепа был «буквально заеден вшами». Валентин Пикуль так описал бесславный конец ясновельможного гетмана: «Мазепа выл и скребся, отряхивал вшей горстями, но они возникали вновь с такой непостижимой быстротой, будто организм старца сам порождал эту нечисть». И его поклонников вряд ли утешили сказанные по смерти гетмана слова Карла XII: «Достойная смерть великого человека! Вши заели и римского диктатора Суллу, они загрызли иудейского царя Ирода, а испанского короля Филиппа Второго вши не покинули даже в гробу...»   
   А вот так видели Мазепу на Западе во всех пьесах и картинах о нем. Юного Мазепу, пажа польского короля Яна II Казимира, обнажённым привязывают к спине лошади, которую отпускают в степь, в наказание за связь с женой шляхтича. Этот образ, по мнению И. С. Кона, в живописи «давал простор садомазохистскому воображению, обычно в такой позе представляли только женщин, например, изображая похищение Европы».

 


 
 
В восстановлении Львовского братства многое сделали российские власти, сам царь Петр I и его ближайшее окружение, включая А.Д. Меншикова, собственноручно пожертвовавшего большую сумму денег на братскую Успенскую церковь, которая и была построена на пожертвования православного люда. Пожертвования вносили также российские цари Федор Иоанович, Борис Годунов и, даже, Лжедмитрий (Димитрий I Самозванец), пожертвовавший в 1608 году 950 золотых. В знак признательности за эту помощь Братство поместило в куполе церкви российский герб с текстом: «Пресветлый царь и великий князь Москвороссии Федор Иоаннович бысть благодетель церкви».
 

Значительную сумму дали и молдавские господари Павел, Еремия, Симон Могила, гетман Запорожского казацкого войска - Петр Конашевич-Сагайдачный. По 100 золотых пожертвовали слуцкие войты Омелян Куприян и Богдан Мамонич, а также член Успенского братства Львова греческий купец Константин Корнякт. Вот эта церковь, колокольня Корнякта и часовня Трех Святителей в Русском квартале Львова на улице Русской. Она справа от собора.До начала XVIII в. церковь была православной. Затем до 1946 — греко-католической, до 1989 — православной Московского патриархата. На сегодняшний день — это кафедральный собор Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ).Священнослужители этой церкви не подчиняются ни Патриарху Московскому, ни Патриарху Киевскому. С греко-католиками они дружбы не водят. У них свой архиерей – Митрополит Киевский и всей Украины. Для них самый главный иерарх – Патриарх Константинопольский.
 

Несмотря на сопротивление, 2 мая 1708 г. большая часть членов братства постановляет принять унию, что, как надеялись многие, поможет сохранить все ранее данные братству права и привилегии, а, главное, оно как и прежде станет находиться в прямом подчинении высшей духовной власти минуя местную,то есть, ранее - вселенского патриарха, а отныне - римского папы. Еще дольше, чем братчики, противилось введению унии православное монашество Галиции. Манявский скит в Карпатских горах сумел продержаться, не признавая унию, до 1786 г.
 


 
 
Итак, в XVIII веке уния все же восторжествовала среди русин Галиции. Восток и Запад Малой Руси уже не связывали духовные узы - главные культурные скрепы эпохи. Галиция все больше и больше теряла свой русский характер. Наиболее несгибаемые сторонники православия переезжали на Левобережную Украину или в Московское царство, где многие беженцы из Галиции сделали неплохую карьеру. Среди них был Стефан Яворский, уроженец местечка Явор, при Петре I местоблюститель патриаршего престола и президент Святейшего Синода, то есть фактически возглавлявший всю Русскую церковь.
 

Следует отметить, что идеология национально-политического единства Южной и Северной России была выработана в большей степени именно в Киеве. Венцом ее стал знаменитый киевский "Синопсис", написанный предположительно киево-Печерским архимандритом Иннокентием Гизелем (во второй половине XVII в.). Эта книга переиздавалась около 30 раз и стала первым учебным пособием по русской истории. Согласно "Синопсису", "русский", "российский", "славянороссийский" народ - един. Он происходит от Иафетова сына Мосоха (имя последнего сохраняется в имени Москвы), и он "племени его" весь целиком. Именно "Синопсис" утверждает главенство суздальско-владимирских князей после разорения Киева татарами. По "Синопсису", Россия - едина. Ее начальный центр - царственный град Киев, Москва - его законная и прямая наследница в значении общего "православно-российского" государственного центра. Весь русский народ един, и временное отделение его части от России в другие государства (Польшу и Литву) "милостью Божией" завершается воссоединением в единое "государство Российское".
 

В результате воссоединения 1654 года уроженцы Киева и Львова, начиная с XVIII века, сделались хозяевами положения на научном, литературном и церковном поприще России. Еще более красноречиво участие Северо- и особенно Юго-Западной Руси в создании общерусского литературного, "книжного" языка. Смело можно сказать, что участие это - преобладающее: грамматика, лексика, орфография и первые церковно-славянские и русские словари созданы во Львове, Киеве и Вильне.

В XIX столетии в Галиции началось русское возрождение — стремление русского населения к соединению с Российской Империей и возвращение в лоно Православной Церкви из унии.  В годы Первой мировой войны русские живущие в Прикарпатской Руси, подверглись настоящему геноциду. Австро-венгерские власти провели масштабные чистки русского населения, жертвами которых стали несколько сотен тысяч человек расстрелянных, повешенных, лишенных крова и замученных в лагерях. Австрийские концлагеря, забытые сегодня—Талергоф и Терезин, — были первыми ласточками германских Освенцима, Дахау и Треблинки. Именно в Талергофе и Терезине была опробована политика массовых убийств мирного населения. Прикарпатские русские пережили свою национальную Голгофу. Вот фото с повешенными русинами в 1916 году в Талергофе.  
 

Особую роль "общественных полицаев" в этом геноциде сыграли профессиональные "украинцы", "мазепинцы" усердствуя в доносах и участвуя в расправах над русскими галичанами, буковинцами, угро-руссами. "Роль этих народных предателей, так называемых "украинцев", — вспоминал один их пострадавших,—в эту войну общеизвестна… Прикарпатские "украинцы" были одними из главных виновников нашей народной мартирологии во время войны". Теперь "галицаи-полицаи" воюют с прошлым, пытаясь стереть имя "Русь" из памятников истории и памяти народной. Вот они в форме вермахта перезахоранивают вояк 14-й гренадерской дивизии войск СС "Галиция", разбитой войсками 1-го Украинского фронта под Бродами. Танковыми армия прорвавшими немецкий  фронт были армии двух генералов -украинцев : Рыбалко и Лелюшенко.
 

  И сегодня у части украинцев с россиянами сохранилась единственная скрепа, связывающая друг с другом, - Православная цивилизация. И совсем неслучайно, украинские экстремисты более всех ненавидят Святейшего Патриарха Кирилла, нежели Президента России. Владимир Путин - это президент соседней страны, Кирилл - это НАШ Патриарх для миллионов верующих украинцев.
 
   
По мотивам : http://www.ua-reporter.com/print/146119
Категория: Политика и история | Добавил: vkbond (10.03.2014)
Просмотров: 2133 | Рейтинг: 5.0/5 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
     “Человек должен быть порядочным, это осуществимо в любых условиях при любой власти. Порядочность не предполагает героичности, она предполагает неучастие в подлости” -       Фазиль Искандер.
comments powered by HyperComments
/script>