Герб О семье Дедусенко и семьях, связанных с нею.
 Биографии и статьи.
Герб
Главная | Каталог статей | Регистрация Вход Приветствую Вас    Гость     Вторник, 21.11.2017,06:27

Меню сайта


Категории раздела

Биографии ветвей семьи Дедусенко [8]
Биографии семей или людей связанных с семьей Дедусенко [11]
Статьи об истории казачества [8]


 Мои небеса


 Ночь во Львове


Главная » Статьи » Биографии семей или людей связанных с семьей Дедусенко

Из истории Бондаренко-Гришиных
 Наш общий предок Гришин Евстахий (отчество мне, к сожалению, неизвестно). Все Гришины получали старинные имена, в основном греческого происхождения или из Библии. Я знаю, что они были глубоко верующими православными людьми. Не исключено, что их корни от  староверов Новозыбкова под  Стародубом. Козаки тоже были истовыми православными.
 Мой дед Гришин Климентий Евстахиевич и отец генерала, Гришин Тихон Евстахиевич – родные братья. Семья была большая и трудолюбивая. Дома братьев стояли рядом и дети играли вместе. Об этом мне рассказывала моя родная тетя. Из ветви Тихона мне известен один человек, Иван Тихонович Гришин .Из ветви Климентия я лично знал (но не помню в силу малолетства) его жену, а мою родную бабушку, Гришину Елену Васильевну. Вот она на фото с моей молодой мамой.
 
                 
Не только помню, а всю свою жизнь прожил рядом и под крылом урожденной Гришиной Прасковьи Климентьевны 1902 года рождения (моложе Ивана Тихоновича всего на 1 год!) Именно она помнила их совместное детство.

Моя мама, урожденная Гришина Ксения Климентьевна 1918 года рождения, тоже еще (родом) из Внуковичей, считала старшую сестру второй мамой.

  



 

Помню я и своего родного дядю Гришина Моисея Климентьевича, партизана ВОВ.Он бывал у нас в гостях во Львове. Было еще 3 моих дяди, но они погибли на фронтах и в партизанах. От них у меня остались, к сожалению, только фото . Но в моей семье они считались героями.

  Вроде бы все образцово, как в большинстве биографий простых советских людей. Но в начале-середине 20-х годов в семье произошла какая-то катастрофа. Деды Климентий и Тихон пропали из семейной хроники. От нас родители скрывали эту историю до конца своих дней. По-видимому, дело в том, что мой дед имел в селе мельницу (возможно, вместе с Тихоном), и в то время с ними и с их семьями могло случиться что угодно. Они же были, выражаясь современным языком, фермерами. А по нашему, Солью Земли Русской.   Моя бабушка с маленькой дочкой Ксенией бегут из села к старшей дочке Прасковье. Она к тому времени вышла замуж за Гаврилова Георгия- офицера милиции и жила в г.Горловка Донецкой области. Мама вступила в пионеры и даже была участницей Всесоюзного слета пионеров в Москве. Тетка родила 2-х сыновей - Владимира и Виктора и дочь Тамару.   В 1939 г. Г.Гаврилова переводят во Львов на должность начальника милиции одного из районов освобожденного города. Бабушку и мою маму они забирают с собой. Семья получает 3-х комнатную квартиру (на 7 человек!) с видом на завод,но после бараков Горловки зто были целые хоромы!

  Моя мама устраивается учительницей русского языка в польскую школу. Забавно сегодня смотреть на фото комсомолки с отрядом ребят в форме скаутов! Это 1940 год.Встреча харцеров с воинами Красной Армии в мужской польской школе,где мама преподавала русский язык.



 



 

Львов пока еще живет жизнью западного (европейского?) города. Работают театры, рестораны, в частных магазинах еще продаются апельсины! Вот моя мама  в 1940 году на отдыхе в Трускавце с друзьями.Мама на фото справа. Правда вполне европейцы ? А это были обычные наши учителя из обычной школы !   

 

 

 

После голода на Украине – жизнь, как в сказке. Но, как Вы понимаете, каждой сказке скоро приходит конец…

  Начинается война! На Львов летят бомбы. Первым из семьи погибает Г.Гаврилов, закопанный немцами заживо в могилу в первые 2-3 дня войны на самой границе Союза в г.Рава-Русская. Но мы об этом узнали только много лет спустя. И тут родня (это женщины и дети) полковника Гришина проявляет верность, мужество и героизм.  Наши женщины сами были "генералами” -сильными духом, дееспособными, не боявшимися брать на себя всю полноту ответственности. Тетка остается во вражеском городе Лемберге (Львов стал частью Рейха, а не оккупированной Украины), среди враждебно настроенного населения, ждать мужа с границы домой! Бабушка и двое младших детей остаются с ней.

А моя мама и старший племянник Володя, как и другие комсомольцы, вынуждены бежать из Львова, иначе гибель! Они бегут под бандеровскими пулями и немецкими бомбами. Мама подбирает на вокзале местного мальчишку галичанина - тоже комсомольца (учительница все-таки!). Потом с этим человеком наша семья дружила до самой его смерти. Он был уверен в том, что благодаря моей маме тогда остался жив. Его звали Дмитрий Величко. Он так и остался в Узбекистане, где женился и где у него появится большая семья.  Он был человек высокого положения в обществе, очень культурный и душевный. На фото дядя Митя, его жена Деля, моя сестра Тамара и моя мама. Она слева на фото. С сожалению всех этих людей уже нет с нами.
 

Через несколько десятков километров эшелон разбомбили и мама с двумя подростками две недели идет пешком уже в тылу немецких войск. Спят в стогах, едят то, что дали добрые люди. И каким-то чудом выходят к своим и попадают в эвакуацию в Узбекистан (Слава Богу, обошлось без НКВД). Там живут и работают. Болеют тифом и другими болезнями – нет иммунитета, да и голодно, - но не сдаются. Связи с остальной родней нет. Племянник генерала, тайком от моей мамы, уходит добровольцем на фронт и погибает смертью храбрых в чине рядового в первой же атаке. Она до своей смерти чуствовала ,в какой-то мере, свою  вину за гибель Володи: не доглядела, мол. Ему было 17 лет! Знал бы дядька, он бы сначала обучил парня, а только потом на фронт. Володя погиб в 1943 году где-то на смоленском направлении, возможно, и в армии генерала Гришина! Погибший двоюродный брат мой (очень хорошо рисовал) и наверняка стал бы знаменитым художником после войны, говорит его младший брат Виктор, тоже известный художник.

Часть семьи, которая осталась во Львове, чудом смогла выжить и не потерять свою честь. Тетка ходила за границу в Украину через словацкие пограничные посты (словаки не обижали наших женщин) и носила керосин в обмен на хлеб и другую еду. Шла пешком через леса 300-400 км (туда-обратно) с грузом на спине, а росточку в ней было всего-то 145 см! Кстати, отряды ОУН тоже не обижали женщин, говоривших по-русски.Но поймали бы немцы-расстрел (в лесу ,с бидоном керосина - партизанка!). Брат Виктор носил в еврейское гетто на продажу молоко, воровал из немецких складов продукты в составе польских малолетних банд. Эти ребята не были подпольщиками, но объективно работали против Германии, а в первую очередь боролись за жизнь своих семей! 3-хлетней сестренке Тамаре надо было что-то есть... Если бы Виктора поймали немцы или полицаи - расстрел на месте. А ведь гетто охранялось почище иных концлагерей. Короче, выживали, сколько было сил.  Наконец 1944 год.Наши разбомбили немецкие склады, так что население квартала, и моя родня тоже, месяц питались галетами. Позже, уже в сытой жизни, они вспоминали – вот были галеты, не чета нашим сухарям. Сила ярких голодных впечатлений!

Мама практически на плечах наших войск возвращается в город и вновь она с семьей. В теплушку, в которой она с подругой еврейкой возвращались во Львов, забрались бандеровцы и напали на девушек. Мол жидовки !   Но тут чудо. В ту же теплушку на ходу садится группа наших морских пехотинцев. Где Львов, а где море? Бандеровцев тут же скрутили и на ходу выбросили из поезда. Очень надеюсь, что под колеса! 

Связи с генералом еще нет. Племянника Виктора забирают на фронт рядовым. Воевал стрелком, но уже в конце боевых действий. И в атаки этих 17-летних пацанов уже не посылали. Но и над ними свистели пули и падали бомбы А сколько тех детей умерло от заворота желудка? После голода, а тут склады с провиантом! К счастью, выжил…

 

 

Наконец генерал нашел родню. Они встретились в самом конце войны. Генерал выручил племянника из неприятной истории, связанной с самоволкой (время еще было военное, пахло трибуналом) и перевел во Львов, но по службе тянуть не стал. Брат еще 7 лет был на срочной! Службе, дослужился до старшего сержанта. Дружба дружбой, а служба службой. Вообще, это у нас в крови - всего добиваться своими силами.”

Сегодня Виктор Георгиевич Гаврилов, мой двоюродный брат и племянник генерала, живет в Минске. Ему 81 год, но он до сих работает. Он известный художник в Белоруссии, заслуженный деятель искусств Республики, кандидат искусствоведческих наук, профессор. Еще ведет группу учеников и читает лекции, много работает в мастерской. Официально считается основателем белорусской школы фарфора. Председатель совета ветеранов ВОВ Союза художников Белоруссии.

 

Но вот почему большая семья Гришиных не позаботилась об своей будущей жизни, для меня остается загадкой.Тогда город был полупустой и можно было легко получить трех-четырех комнатную квартиру с хорошей мебелью и посудой в самом центре Львова. Семья из 5 человек : бабушка, моя тетя - начальник почты, мама - завуч школы, моя двоюродная шестилетная сестра, Сын тети Виктор в армии после фронта. Муж тети бывший начальник милиции, погибший в первые дни войны, Сын тети Володя погибший на фронте в 1943 году. Двоюродный брат тети и мамы генерал-полковник, боевой генерал  и эта семья жила в одной комнате!!! в коммунальной кватире на Рогатке с видами на винзавод. Тогда они были были рады ,что выжили и больше ничего не надо. Что будет через пару лет даже не загадывали почему-то.  В итоге все мы стартовали в этой жизни практически с нуля.   


Теперь немного о моем отце, который тоже знал, и, бывало, сиживал за столом с Иваном Тихоновичем. Они с ним были практически одногодками. Мой отец, Бондаренко Константин Терентьевич, 1906 г. рождения, тоже из военных. В 1937 он в чине капитана (звание, скорее всего, тогда называлось по-другому, но на снимках в петлицах у отца шпалы) был начальником политотдела одной из железных дорог Украины. Отец родом из казаков Конотопской сотни Нежинского полка. Был репрессирован в 1937 и реабилитирован в 1956 году. Сидел на Воркуте 3 года .Мне он многое рассказал. Об этом в статье "Как товарищ Сталин помогал свои зекам достигнуть полной свободы в Воркуте".

Потом отец воевал в качестве рядового стрелка (ЗЕК!) на передке, а затем, после ранения, и в качестве фронтового шофера. Вот он на фронте весной 1945 года. Он первый слева на фото возле гармониста. Всегда был щеголь... 

 

Он умел водить все: от паровозов  до велосипедов. Дошел до Вены и по дороге домой остался посмотреть город Львов, где познакомился с моей мамой и остался там жить. А выжил, потому что был опытный и обученный воин 37 лет! На амбразуры не бросался, но умел гнить месяцами в окопах и терпеть, терпеть, терпеть. Сила нашого Воинства в верности Родине и умении держать удар, даже предательский!Я уверен, что рядовой и генерал понимали друг друга.

Как я уже писал,отец и мама познакомились во Львове, сразу после войны. Моя мама в 1938 году закончила Нежинский государственный педагогический университет им. М. Гоголя. То же учебное заведение , конечно в другом статусе ( лицей), где учился 7 лет М.В. Гоголь. После войны работала в школах г. Львове. Была завучем 8_й школы, где учился до войны выдающийся польский фантаст Станислав Лем.   Вот она на снимке учителей школы №8 в 1945 года в первом ряду с букетом. Директор школы, как многие учителя пришли учить детей тогда прямо с фронта!

 

Я, Бондаренко Валерий Константинович, двоюродный племянник генерала Гришина. Родители мне рассказывали, что генерал не раз меня держал на коленях. Меня бабушка (тетя генерала) в 1946 году крестила в знаменитой церкви Онуфриевского монастыря, где похоронен Великий Первопечатник И.Федоров. Бабушка  была истинной православной,какими были наши предки! И ее молитва, уверен, была угодна Богу. Моя верная подруга и жена Татьяна (мы вместе уже почти 40 лет), когда мы познакомились, была студенткой первого курса Украинского полиграфического института имени И.Федорова, там же она одно время работала и там же сегодня получает второе высшее образование и моя дочь Ксения. Бабушка, низко кланяюсь тебе...
          


 
  А это мы с женой в молодые годы.  К счастью , мы оба Весы. Почему и 40 лет вместе...
 

  Я в молодости  служил в армии радистом в Черниговском высшем летном училище. И мне тоже иногда приходилось брать на себя ответственность и действовать решительно. Например, во время знаменитых учений «Днепр», в которых участвовали 1,5 млн. человек (была жуткая неразбериха ) пришлось с кардинальным превышением полномочий участвовать в посадке на наш аэродром авиагруппы МИГ-21, у которых заканчивалась горючка. Пилотов помог спасти, но сам чуть-было не угодил под суд. Ничего, обошлось, не посадили, хотя и наград тоже не дали. Но нам не привыкать к такому положению вещей! Подробно об этой истории по ссылке. Что бы перейти-кликнуть тут!

После службы работал на заводе, а вечером учился в во Львовском госуниверситете. Я был развитым и эрудированным молодым человеком. Но когда я пришел с 2 курса на работу в специальное КБ , то понял что у меня есть такое качество, которое практически развить нельзя, но можно, если повезет с предками, унаследовать на генном уровне. Я родился системным аналитиком. А это полководцы, штабные офицеры, врачи-диагносты, разведчики, математики, программисты, финансисты и т.д. И эти качества передали своим потомкам простые  козаки  и крестьяне  Бондаренко,Гришины! В итоге я стал ученым-экономистом, разработчиком АСУ в оборонной девятке отраслей, программистом, преподавателем.Сделал быструю карьеру, занимал не высокие ,но приличные должности.Иногда в моем прямом подчинении было несколько сотен инженеров. Быть лидерами - это тоже удел членов нашей семьи.

В силу хронической усталости и из-за работы в нервной обстановке(перед нами стояла задача хотя бы догнать США) я в 42 года получил инфаркт, а затем инсульт. Я 2 года изучал сначала звуки (я до сих не различаю три согласных звука подряд, и если увидите ошибки в письме - не удивляйтесь), заново учил родной язык, учился писать и держать столовые приборы левой рукой, и многое другое. Ничего, силы воли хватило, и я вернулся к научной работе на спокойную должность старшего научного сотрудника. А когда оборонка во Львове «приказала долго жить», я пошел работать в частный сектор. И опять в борьбу, тепер уже за достойное существование: экономика, финансы и опять же практическое программирование, в которых я, в свои годы, даю фору любому молодому человеку. На фото моя жена  и я на свадьбе дочери.
 


Мой младший брат, тоже двоюродный племянник генерала Гришина, Бондаренко Геннадий Константинович,капитан-разведчик запаса. Как и я, служил, учился, еще в молодые годы из шахтера- электрика стал главным инженером одного из предприятий Тяжмаша, кандидатом технических наук. Тяжелая промышленность во Львове также погибла и сейчас мой брат – частный предприниматель - участник украинско-немецкого СП. Практически живет на заводе и для завода, явно не олигарх.На фото ниже мой брат в свой очередной юбилей.
 
 
 
 Моя двоюродная сестра, до замужества Гаврилова Тамара Георгиевна 70-и лет, также живет во Львове.Также училась, работала, а сейчас - пенсионерка.
Так что, у генерала Гришина во Львове живут два племянника и племянница, и один живет в Минске. У всех у нас, племянников, растут талантливые, хорошие, красивые и умные дети и внуки.Некоторые из них живут и работают на Западе, но они помнят свою Родину! Генералу, надеюсь, не было бы стыдно за свою родню. Вот часть из  них , на снимках ниже. Это мои дети и дети и внуки моего родного брата.


 
   
 
   
 


В г.Рославле также проживают наши родственники. Это дети и внуки двоюродного брата генерала - Моисея Климентьевича Гришина.Вот он на фото в центре. Это он у нас в гостях во Львове в 1955 году. По бокам дяди стоят его родные сестры Прасковья и Ксения.Крайная слева Любовь Гаврилова, жена Виктора, сына Прасковьи , мы с братом и дочь Виктора Таисия. д


 


В Рославьле жили дети и внуки Моисея. Я помню его дочь Тамару Маслову. С ними поддерживало связь старшее поколение нашей семьи. После смерти стариков связи оборвались.

  С родной семьей Ивана Тихоновича после его смерти моя мама какое-то время переписывалась. Даже жила пару дней в их квартире в Москве. Семья генерала помогла ей выйти на приемную Верховного Совета СССР по крайне важному для нашей семьи делу .Мой дядя был гордым, но в быту простым человеком, а его семья была уже семьей Генерала – Полковника.



 

Переход на статью об Бондаренко-Гришиных...

 
 
Категория: Биографии семей или людей связанных с семьей Дедусенко | Добавил: vkbond (05.07.2009) | Автор: Из истории Бондаренко-Гришиных
Просмотров: 3686 | Комментарии: 3 | Теги: Львов в 1940 году, Гришины.Гавриловы, Трускавец, бондаренко | Рейтинг: 5.2/9 |
Всего комментариев: 3
0
1  
Зравствуйте,я Гришин Вячеслав.Предпологаю,из выше прочитанного,что мы являемся родственниками т.к. Гришин Иван Тихонович родной старший брат Гришина Тимофея Тихоновича моего деда. У Гришина Тимофея Тихоновича было три сына,старший сын майор танковых войск Гришин Олег Тимофеевич(мой отец)

0
2  
Здравия Всем родственникам. Я Марк Гришин, являюсь правнуком генерала Ивана Тихоновича, внуком Леонида Ивановича Гришина и сыном Ивана Леонидовича Гришина. Леонид Иванович был женат на Яковенко Кларе Марковне, которая является дочерью адмирала Яковенко Марка Григорьевича. Так же в дополнение хотел рассказать что зрелые годы, Леонид Иванович провел на Байконуре, руководил запусками. Так же есть большое желание составить генеалогическое древо всех родичей.

0
3  
Добрый день уважаемый Марк! А Тимофей Ваш брат? Он писал мне.Позже писал Ваш отец и давал ссылку на статью о себе в Русском Вестнике.Там шлось о адмирале Яковенко.А вот от том что Ваш дед Дед работал на Байконуре ни в книге,ни в переписке от этом ничего нет.Зюбины пишут,что он работал чертержиком на заводе.Вы не могли рассказать подробнее о этом.Я размещу на сайте.И еще.Я потерял ссылку на статью в Русском Вестнике о Вашем папе.Вы не могли бы еще мне прислать? С уважением.Валерий Константинович.

Имя *:
Email *:
Код *:
     “Человек должен быть порядочным, это осуществимо в любых условиях при любой власти. Порядочность не предполагает героичности, она предполагает неучастие в подлости” -       Фазиль Искандер.
comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments